?

Log in

No account? Create an account

Александр Чачава

Previous Entry Share Next Entry
Мозамбик: как мы слонов спасали.
chachava


В Африку я впервые попал, только посетив до этого 80 стран на других континентах. И первой моей страной в Африке оказалась бывшая Португальская колония Мозамбик. Перед большой конференцией YPO EDGE мы с женой решили присоединиться к группе товарищей на побережье Мозамбика. Меня привлекла возможность объединить морской отдых и сафари. Я тогда даже не знал, что нам предстоит делать на самом деле...




Мозамбик одна из беднейших стран в мире, $400 ВВП на душу населения в год, 30 млн человек, сплошные трущобы и буквально 2-3 инфраструктурных объекта, построенных китайцами. Как этот мост, на картинке. Рядом, кстати, мозамбикский суперкомпьютер, 5 терафлопс. Это все, что мы узнали о стране, потому как сразу переместились в удаленный отель в джунглях на берегу моря.



Это единственный отель в стране такого уровня, на сотню километров вокруг национальный парк, где много разных животных, а из местных жителей только хорошо вооруженные рейнджеры, которые не позволяют охотникам-браконьерам и прочим праздношатающимся даже близко подходить. В общем, сделано все, чтобы обезъяны, слоны и другие животные вроде нас чувствовали себя в комфорте и безопасности.



После таких мест пляжи, где больше 1 отдыхающего на 1 км береговой линии кажутся мне слишком многолюдными. Попробовал серфинг, вставать получалось гораздо легче, чем я думал. Но проблема поймать нужную волну, разогнаться в нужный момент и встать опять же в нужный момент. Это получается в одном случае из пяти. Как результат очень много возни и труда из-за редких секунд парения по волнам. Еще один вид спорта, который явно не станет для меня настолько интересным, чтобы заниматься им регулярно. А нерегулярные занятия больше похожи на воркаут, что тоже неплохо, хорошая альтернатива спортзалу.



Несмотря на очень расслабленную атмосферу, мы много говорим на серьезные темы, касающиеся в основном экологии и экономики Африки, тут эти вопросы очень сильно друг с другом связаны. Иногда круглые столы назначали в бассейне, например (я и Луай, о нем ниже).



А иногда во время дневной или ночной прогулки по пляжу. На пляже всегда огромное количество крабиков, они очень смешно от нас разбегались. Если говорить об экологии и экономике вкратце, то ужас-ужас. Ну это в принципе все и так знают. Самая большая проблема Африки в диком приросте самых бедных в самых бедных странах. По разным оценкам в ЮАР до 15 млн беженцев из Анголы, Мозамбика, Зимбабве и кто его знает еще откуда. Границы открыты, об этом отдельный разговор. И вот эти беженцы не знают даже языка, неграмотны, готовы на все ради пропитания. И об экологии тут речь не идет, надо как-то решать демографическую проблему.



Экологией занимаются различные европейские организации, эко-туризм и прочая активность дает деньги и поддержку Европы африканским правительствам, они с удовольствием играют в эту игру, огораживая огромные территории под национальные парки. В них тоже хватает проблем, прежде всего браконьерство, но тут есть надежда решить эту проблему. Несмотря на то, что популяции некоторых животных серьезно сократились, в целом тренд скорее переломлен за счет вот этих ребят в основном.



Основной рынок сбыта трофейных артефактов вроде рога носорога или шкуры тигра сегодня это Китай. Для богатых китайцев это хороший способ показать окружающим свою крутость. Чем сложнее купить шкуру носорога и сделать из нее кресло, тем им больше этого хочется. С этим довольно сложно что-то сделать. Остается надеяться, что китайскому поколению Z это будет не интересно, судя по всему их представления о прекрасном уже совсем другие. А мы собираемся сами отправиться в джунгли и провести ряд процедур со слонами и буйволами. Что-то я на каждой фотографии с бокалом, это не то что вы подумали... Все-таки серьезные вопросы обсуждаем.



Несмотря на то, что в нашей группе были мировые величины охраны природы вроде Ian Michler, миссионером, ведущим за собой группу, выгляжу я. На самом деле все уже расставлены по местам, рейнджеры со ржавыми АК-47 по периметру (кстати АК-47 изображен на флаге Мозамбика), мы движемся по маршруту.



Наступает момент начала охоты. В этом формате охоты от стрелка почти ничего не зависит, ружье довольно примитивное и стреляет дротиком с сильным усыпляющим средством.



Самая сложная роль у пилота вертолета, парень просто ас. Задача выследить нужную слониху, подлететь метров на 5 для выстрела, потом отогнать других слонов (особенно тяжело деток), ну и потом уже начинается работа на земле.



Мне впервые удалось договориться и поработать на дроне в тандеме с вертолетом. Получились отличные кадры, кстати. Сами исследователи были в восторге, когда я им дал видеоматериал в отличном качестве, снятый с минимального расстояния. Особенно им оказались полезны кадры пробуждения слона. Они очень переживают на тему того, что могут нанести травму слону во время усыпления, следят чтобы он дышал, удобно лежал и так далее.



Бывают случаи, особенно у браконьеров, когда животное усыпляют в неправильной позе и оно задыхается, например. Я удивился, узнав, что браконьеры также пользуются усыпляющим средством все чаще, а не пулями. Меньше шума, сложнее доказать, проще спрятать компактное пневноружье и так далее. Что самое ужасное, у спящего животного отпиливают/выдирают бивни, например. Еще хуже, у носорога отпиливают рог, который тоже очень ценится. Нам показывали фотографии этого ужаса. Представляю, какую боль испытывает животное. Одно такое животное эти ребята выходили, периодически усыпляя его и делая специальные компрессы.



На фотографии выше бивень уже мертвого слона, мы и такого тоже нашли (умер своей смертью). Что интересно, слоны довольно социальные животные, они регулярно приходят на место смерти своих родственников иногда несколько лет спустя.



Когда слон крепко заснул, с ним начинается работа. Нужно взять кровь, кал и срез ногтей на анализ, произвести осмотр хобота, глаз, немного подоить (молоко тоже для анализа). Это все делаем мы, некоторым нравится засовывать руку на полметра примерно слону в задницу. Я как оператор не смог освободить руки от камеры и пульта управления дроном, был все время занят...



Вот так выглядит усыпляющий дротик, наверху. А внизу ошейник-метка, самая главная задача операции. Он весит 6 кг, позволяет отслеживать местонахождение слона. Мне потом прислали карту перемещения "моей" слонихи за 2 недели, она прошла почти 200 км!



На слонах мы находили не только клещей, но даже и вот таких ядовитых лягушек. С одной слонихой немного ошиблись, у нее оказался слишком маленький слоненок. Пришлось его на время процедуры посадить в багажник машины, потом отпустили. Есть много критиков этого метода изучения и защиты животных, они считают, что ошейники мешают животным и сама процедура является для них сильным стрессом. При этом отслеживать перемещение можно и более современными способами, не говоря уже о расчетах популяции и анализа поведения. Но большинство организаций действует по старинке, ошейники выглядят довольно массивными и кондовыми, но так им действительно проще. Не знаю, слонам наверное эти ошейники не сильно мешают, а вот, например, белым медведям в них очень неудобно и они часто травмируют себя, пытаясь их снять. Или ошейники до крови натирают им шею и шерсть выпадает. Когда-нибудь инновации придут и в эту отрасль. Например, те же дроны могут делать аэрофотосъемку большой территории и анализировать потом.



Когда говорят, что в джунглях или саванне довольно опасно, подразумевают в первую очередь мелкую гадость. Вот и меня укусил местный клещ, несмотря на определенные предосторожности. Клещи в Мозамбике не энцефалитны, но в редких случаях могут вызывать лихорадку (tick fever). Вероятность этого события 10%, тиковая лихорадка проходит так: 3 дня голова раскалывается, как после самого тяжелого похмелья, потом не остается никаких последствий. Формально лекарств, способных предотвратить эту лихорадку, нет. Тем не менее, я воспользовался некоторыми методами по совету одного врача, которые, возможно, предотвратили ее. А может просто сработала вероятность и я не заболел.



Кроме слонов в национальном парке много других животных, мы видели бегемота, вилдебиста (ака антилопа гну), жирафов, зебр, буйвола, бородавочника и так далее. Очень насыщенный день, много перемещений, погонь за слонами. Я бы предпочел еще один день просто спокойно покататься по парку, понаблюдать и за другими животными. А так только дали потом полетать, кстати очень удобно для наблюдений: бинокль для обнаружения и дрон для съемки с близкого расстояния.



Ну, с вертолета тоже удобно, конечно же!



Впрочем, в нашей гостинице тоже есть на кого посмотреть, когда утром чистишь зубы. К тебе в гости пришла куча обезьянок с фиолетовыми яйцами, например.



В нашей команде было много интересных людей из ЮАР, Колумбии, Бразилии, США, но особенно выделялась пара из Иордании Луай и Саба. Луай, круглый весельчак с неизменной сигарой, душа компании. Он рассказывал мне, показывая два своих переносных хьюмидора, что он курит 10-12 сигар в день: "Вот эти перед завтраком, с самого утра, эти за завтраком, это обеденные, а вот эти с кофе после обеда во время сиесты, ну а вот эти, самые лучшие, после ужина и иногда до". На вопрос когда он работает, он ответил, что иногда остается время после сигар и поработать. Он гендиректор крупнейшей в арабских странах патентной компании Agip, которая работает всего в 35 странах, включая Россию. Если нужно защитит свою торговую марку в Пакистане, Ираке, Иране или Афганистане, то это к нему. Его жена, жгучая брюнетка Саба, очень модно и совсем не по арабски одевалась, была очень интересным собеседником. Я удивился, когда речь у нас зашла про ее работу. Она сказала, что работает на короля Иордании, служит в его армии в чине полковника. С тех пор я ее называл исключительно "colonel Saba".



Каждый человек в нашей компании был по-своему интересен, про всех и не расскажешь в рамках короткого рассказа. Благодаря организатору поездки Dex Kotze я узнал много нового про дикую Африку, а путешественник и писатель Ian Michler уже распланировал для нас новые интересные поездки, готовимся. Ian отличный гид, с ним в дикую саванну готова ехать даже моя жена, которая раньше даже слышать не хотела об Африке.



На этом мозамбикская часть истории завершается, за нами прилетает вертолет, пора отправляться в аэропорт и оттуда в Кейптаун, на конференцию.


КОНЕЦ!


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.