?

Log in

No account? Create an account

Александр Чачава

Previous Entry Share Next Entry
«Там не принято быть откровенным». Семь аргументов против эмиграции. Republic (11/01/2017)
chachava

(Выкладываю архивную статью для Republic)
В середине декабря Republic провел встречу с подписчиками, гостем которой стал Михаил Иванов, сооснователь издательства «Манн, Иванов и Фербер». Он рассказал о своем опыте переезда в Америку – как вместе с семьей принял такое решение и почему для него это был верный шаг. Теперь в заочную дискуссию с Ивановым вступает венчурный инвестор Александр Чачава. Вот его аргументы против эмиграции.

Мы живем в открытом мире, переезд в другую страну стал чем-то обыденным и даже модным. Тем более в последнее время, когда разговоры об отъезде стали особенно частыми, а фейсбук пестрит счастливыми историями переехавших знакомых. С 2003 года я занимаюсь IT-бизнесом, вместе с партнерами создал с нуля и развил группу компаний LETA с выручкой $100 млн в год и пятьюстами сотрудниками. Мы занимались системной интеграцией, дистрибуцией и разработкой ПО, но весь бизнес был сосредоточен на территории России и СНГ. В 2012 году я основал венчурный фонд LETA Capital, основной целью которого были инвестиции в стартапы, которые могли бы вырасти в крупные международные технологические компании. Идея уехать появилась у меня, когда Россия двинулась в направлении, ровно противоположном моим личным устремлениям. Я хотел заниматься глобальным бизнесом и способствовать росту экспортных технологий, а нас попытались закрыть в изолированный ящик импортозамещения. 2014 и 2015 годы меня не покидало ощущение, что заниматься тем, чем я хочу, из России невозможно, и я начал прорабатывать разные варианты.

Куда податься

С выбором локаций проблем не было никаких, разве что ⁠надо ⁠было остановиться на чем-то одном. В мой шорт-лист попали ⁠швейцарский Монтре, Лондон и Пало-Альто. Три ⁠прекрасных места, в которых мне ⁠нравится природа, где у меня есть знакомые и вообще ⁠все хорошо. Переезд в любое из них для технологического инвестора не составит труда с точки зрения оформления документов. В Швейцарию и Англию можно ехать с видом на жительство ЕС, который легко получить в той же Прибалтике. В США, кроме Green Card, существует несколько типов долгосрочных виз (виза О1, например). За прошлый год ко мне обратились с десяток агентств с предложением тех или иных видов на жительство, цена вопроса – от десятков тысяч евро за Прибалтику до нескольких миллионов долларов инвестиций для получения визы инвестора и вида на жительство в США и Великобритании.

Сложнее всего переехать в Швейцарию, придется договариваться с кантоном, а это сложная процедура. Купить жилую недвижимость в Швейцарии сложно (нерезидентам не продают), а вот арендовать можно без проблем, цены немногим выше московских. Мой знакомый, живущий в Монтре, рассказывал про своего 87-летнего отца, который прекрасно там освоился и гуляет теперь по пять километров в день вдоль Женевского озера.

В Пало-Альто другой мой знакомый даже устроил мне экскурсию по Professorville, знаменитому тихому району, когда-то построенному для преподавателей Стэнфорда. Цены на дома здесь начинаются от $2 млн, но арендовать апартаменты можно за вполне приемлемые, по меркам Кремниевой долины, деньги. Можно поселиться и в менее престижных местах в 10–15 минутах езды, но мне лично хотелось бы жить, конечно, поближе к знаменитым cтарым деревьям у железнодорожного моста и парка.

В Лондоне столько хороших мест (тоже безумно дорогих), что не знаешь, где остановиться. Я всегда делаю это в May Fair. Пусть это не самый респектабельный район, зато в двух шагах до Гайд-парка. Цены на апартаменты начинаются от $1 млн, но можно и арендовать. Лондон мне кажется городом, в котором москвичу легче всего адаптироваться. Правда, мой друг, бывший владелец IT-компании, переехавший сюда год назад, жаловался на проблемы с отоплением и на то, что интернет ему подключали четыре недели.

Что найдешь, что потеряешь

Я начал сравнивать, проанализировал все плюсы и минусы и в конце концов понял, что переехать не получится. Во-первых, я понял, что заниматься из России международным бизнесом сложно, но можно. А вот уехав, я точно потеряю здесь, но не факт, что что-то приобрету там, – по крайней мере в обозримом будущем. Это значит, что общий результат будет хуже и надо пытаться находить и реализовывать возможности и преимущества здесь.

У меня есть пример одного профессора-стоматолога с пятьюдесятью патентами. В России у него была своя практика, ученики, он мечтал вывести свои технологии на федеральный уровень, но не мог пробиться и во всем винил чиновников и коррупцию. В итоге он переехал в США с мыслями, что уж тут-то все получится, нормальная страна. Но в Америке ему даже практиковать запретили, предложив сначала два года отучиться в стоматологическом колледже. Профессор обиделся на весь мир и перестал вообще чем-либо заниматься. Один из ярчайших предпринимателей 2000-х, переехавший в США, рассказывал мне, что тоже думал, как в Долине все будет чудесно, а деньги на стартап ему вручат прямо в аэропорту Сан-Франциско. Но в реальности ему пришлось по новой нарабатывать все социальные связи, а то, что он совсем недавно был самым молодым в мире миллиардером, никого, по его словам, в США не волновало.

Во-вторых, переезд в моем случае был контрпродуктивным и неминуемо был бы связан с потерей качества жизни, но для меня есть куда более важные вещи, чем чистота улиц и мягкость климата. Это отношения с родственниками, друзьями и просто знакомыми.

Так сложилось, что меня вырастила и воспитала бабушка, пока родители были на работе. В какой-то степени это можно назвать семейной традицией. Теперь наши с женой родители живут в соседних домах и имеют возможность проводить с внуками столько времени, сколько сами захотят. Наемных нянь в нашей семье никогда не было. Кстати, моей бабушке на днях исполнилось 90 лет, уже больше десяти лет она живет в Москве, хотя уговорить ее на переезд было непросто. Бабушки и дедушки моих детей совершенно точно не хотят переезжать ни в какую Швейцарию. Они не знают языков, счастливы здесь, ну и так далее. Мой тесть жил три месяца в Германии, когда проходил курс лечения. И даже за такое короткое время жизни в комфортных условиях любимого им Мюнхена он в буквальном смысле начал лезть на стенку, несмотря на то что с ним была его жена и мы с детьми пару раз гостили. Мы не раз обсуждали тему переезда, но родители категорически против. Мне же очень не хочется увозить от бабушек и дедушек внуков и делать наше общение эпизодическим. Многие уезжают ради детей, а мы остаемся ради старшего поколения, в надежде на то, что наши дети одобрят этот выбор в будущем.

Немаловажно и другое: сейчас только половина моих друзей проживает в Москве, но, если посчитать всех приятелей и знакомых (то, что называется social network), перекос окажется еще более существенным. В Москве у меня точка силы: бизнес, репутация, связи. Я получаю большое удовольствие от своей работы. Переезд неминуемо ослабит мои позиции, даже несмотря на доступность всех современных коммуникаций.

О чем не принято говорить

Есть и другие причины, о которых не принято говорить, а они существенны. Немаловажен процесс ассимиляции. В Россию я переехал в 14 лет из Грузии. Считаю, что это предельный возраст, когда адаптироваться можно без проблем. Мои друзья, переехавшие в 20 лет и столько же уже прожившие здесь, все равно, как ни странно, испытывают определенные иммигрантские сложности. Я довольно долго учился говорить без акцента, впитывал сленг и привычки, а самое главное – заводил настоящих друзей. Я чувствую себя здесь как дома, хотя помню путь, который пришлось пройти. В 37 лет я не хочу проходить его заново, а переезжать и поселяться в русском анклаве за рубежом – это вообще, по-моему, клиника.

Брекзит, Трамп и ужесточение миграционного законодательства в Швейцарии произошли потому, что сегодня в этих странах на самом деле не очень любят иммигрантов. И пусть приветливые улыбки не вводят кого-то в заблуждение – там не принято быть откровенным. А я не хочу чувствовать себя человеком второго сорта даже в самой развитой и демократической стране.

Многие переезжают ради детей. У моих детей в Москве интересная и насыщенная жизнь, а самое главное – они растут в настоящем мире, учатся в хорошей, но, по сути, обычной московской школе. Мое мнение, что трудности, иногда даже жестокости – все то, что немыслимо в частной школе в Пало-Альто, поможет им во взрослой жизни. Наконец, их любимое время года – зима. А мне самому российские дети нравятся гораздо больше, чем английские, швейцарские или американские. И со своими детьми я хочу иметь общий менталитет.

Еще просто невыгодно уезжать из города, в котором у тебя нормальные условия проживания. Хочется дышать полной грудью и гулять в лесу – переезжаешь на дачу; хочется пешей доступности всего – возвращаешься в город. Я боюсь представить, сколько будет стоить повторить то же самое в Пало-Альто, Сан-Франциско или в Монтре.

Конечно, многое в Москве меня не устраивает: грязные машины и пробки, неэффективность, которую сложно не заметить повсюду. Но положительная динамика неплохая, к тому же есть возможность внести вклад в улучшение. Мы, например, всем поселком сделали хорошую дорогу от шоссе, двор и подъезд в Москве отремонтировали и содержим в образцовом состоянии. В конечном счете возможностей для самореализации в бизнесе и не только здесь больше, чем где бы то ни было. Так что для себя я решил, что пока поживу в Москве.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.